admin Автор Виктор Макенский (admin)

Среднестатистический разработчик, в одной из многочисленных веб-студий. Делаю шаблоны под LiveStreet CMS. Не люблю рутину. Главная цель — самообразование. Работаю под девизом: «Решение принято, процесс запущен.». Контактыmakenskiy makenskiy@gmail.com makenskiy.com


						
				Участники инсталляции Спенсера Туника — о том, каково быть частью обнажённой толпы

Изображения (4)

Больше 3 тысяч человек обнажились для участия в проекте американского фотографа Спенсера Туника «Море Халл». Bird In Flight публикует рассказы участников фотосессии.



Массовая нагота — основа перформансов нью-йоркского фотографа Спенсера Туника. С начала 90-х он устраивает коллективные обнажённые фотосессии по всему миру, предлагая всем желающим присоединиться к своему искусству. Последняя акция фотографа под названием «Море Халл» собрала более 3 тысяч человек. Bird In Flight поинтересовался, что двигало теми, кто принимал в ней участие.



Сара Хоссак, 30 лет, учитель:



— У меня были сомнения, когда в час тридцать прозвенел звонок, означающий, что нужно выходить. Но потом я погрузилась в процесс с головой. Все были так увлечены происходящим, что никому не казалось это странным. Ты смотришь на человека в одежде и думаешь, что ему пора раздеться.





Даниэль Робиллиард, 38 лет, социальный работник:



— Я чувствовал себя среди обнажённых людей частью какого-то сообщества. Я знал, что этот опыт будет крутым. Момент, когда ты оказываешься голым перед толпой, был пугающим, но уже через несколько минут я чувствовал себя нормально.







В толпе также находился 80-летний коллекционер искусства Стефан Янссен из США. Он позировал для мистера Туника уже 20 раз. Впервые — когда ему было 64 года. Он сказал, что фотосъёмка длилась долго и было прохладно, но это ерунда по сравнению с инсталляцией Туника в Дублине в ещё более холодное летнее утро 2008 года:



— Мои дети достаточно консервативны. Им кажется, что заднице их отца не надлежит висеть на музейной стене, но мне это нравится. Мы равны. Большие люди, маленькие люди, всех цветов, из всех слоёв общества.



Янссен говорит, что принимает участие в проекте Туника в последний раз.



Мои дети достаточно консервативны. Им кажется, что заднице их отца не надлежит висеть на музейной стене, но мне это нравится.



Барри Уэлдон, 43 года, рассказал, что действие напоминало фестиваль:



— Я думал, мне придётся выпить бутылку, чтобы сделать это. Мне хотелось заставить себя совершить что-то необычное. Но вдруг все вокруг оказались голыми, и я подумал: «Погодите-ка минуту, получается, я тут один, кто до сих пор одет?» И тогда я понял, что пора. Сначала ситуация казалась мне несколько извращённой, но как только я оказался голым, эта мысль меня покинула. Это не было сексуальным. Я чувствовал себя уязвимым и незащищённым, но понимал, что встретился с той частью самого себя, о которой прежде и не подозревал.



Был момент, когда длинная колонна людей, выкрашенных в другой оттенок синего, проходила мимо нас. Это напомнило мне картины Второй мировой войны из концлагерей, когда заключённые передвигались рядами. Это было чувство изолированности и единения одновременно. Это резонировало со мной и действительно трогало.



Я чувствовал себя уязвимым и незащищённым, но понимал, что встретился с той частью самого себя, о которой прежде и не подозревал.



— Смешно, но всю свою жизнь я комплексовала по поводу фигуры, а теперь стою полностью обнажённой в компании незнакомцев, — сказала Кети Фезерстон. Сейчас она живёт в Лондоне, работает декоратором. Двадцать лет назад Кети училась в Университете Халла и до сих пор испытывает тёплые чувства к этому городу. — Если бы кто-нибудь сказал мне, что в свои 40 лет я буду торчать голой на Парламентской улице, не думаю, что я бы ему поверила. Я не очень верю в себя, но это слишком хорошая возможность, чтобы её упустить.



— Несколько часов назад я слушал программу «Первый ряд» на «Радио 4», и там обсуждали инсталляцию «Море Халла», — говорит Крис Даббс из Нортгемптоншира. — Тогда я подумал: «Я люблю искусство и хочу быть его частью». Я не регистрировался заранее, но мне удалось раздобыть номер одного из организаторов, и вот я здесь. А ведь всего пару часов назад я был на вечеринке в Бирмингеме.

Теги

Похожие материалы

  • 10 любимых фотографий: Албарран Кабрера

    Испанский дуэт фотографов Анна Кабрера и Энджер Албарран объясняют сложные вещи с помощью визуального языка. По просьбе Bird In Flight они выбрали из своего архива 10 наиболее значимых для них снимков и рассказали о каждом из них. Проект...

  • Телефонный маньяк: Пьеро Перкоко

    Итальянский фотограф Пьеро Перкоко снимает на телефон утомлённых солнцем на пляжах Апулии. — Я занялся фотографией случайно. После двух лет, проведённых в сельскохозяйственном институте в Италии, я понял, что это не моё, и забросил учёбу....

  • 10 любимых фотографий Влады Красильниковой

    По просьбе Bird In Flight российский фотограф Влада Красильникова выбрала из своего архива 10 наиболее значимых для неё снимков и рассказала о каждом из них. Часть 1 Я люблю бродить по московским дворам. Летом все выходят на улицу,...

  • Двойная жизнь

    Фотограф из Нидерландов Вивиан Койлардс показала служащих во флоте голландок в рабочих и домашних условиях. — Люди в военной форме выделяются из толпы и производят впечатление на других. Но мы склонны не видеть за этой формой самого...

  • Пылающая грация: Фотограф из Нидерландов снимает рыжеволосых детей

    Часть 1 Голландский фотограф Вивиан Койлардс уже девять лет фотографирует детей с рыжими волосами, потому что верит: вскоре рыжих на планете совсем не останется. — Многие годы меня завораживали рыжеволосые дети, и в 2007 году я...