Выпускник Школы Родченко Денис Тихомиров показал, как Россия держится за пустышки из прошлого, на примере копателей янтаря.



— Отправной точкой проекта стала Калининградская область с исторически заложенной в ней невозможностью самоидентификации и, как следствие, глобальной мифологизацией.


Определение двух ключевых моментов в специфике этой локации — отсутствие прошлого в контексте истории России и залежи почти всех мировых запасов янтаря — позволило приступить к анализу и деконструкции мифов.





Съёмки начались с погружения в среду. С одной стороны — встречи и совместные поездки с «чёрными копателями» янтарного промысла, нелегальные раскопки, бесконечный побег от контролирующих органов власти вперемешку с надеждой найти заветный камень, верой в волшебное спасение и желанием сиюминутного обогащения. С другой — диалог с местными жителями.


Их прошлое, связанное с Калининградом, началось после завоевания Кёнигсберга. Короткая русская история замещается чужой — немецкой, весьма притягательной, выстроенной непосредственно вокруг этого места, но мутировавшей ввиду исторических подоплёк. Это проявляется в идеализации прошлого, трансформации облика города, его истории и культуры.







Отсюда появился образ «выкапывания» — извлечение истории этого места непосредственно из почвы (например, разрушенного немецкого города), выискивание некогда зарытых богатств. Образ рождает обволакивающее сознание людей, мифологическое поле. Во всём этом чувствуется пустотность, облачённая в форму драгоценного кристалла. Он огромен и неуклюж. Тебя охватывает неконтролируемое желание обладать им. В момент достижения цели удовлетворение сменяется осознанием того, что ты не можешь распоряжаться полученным сокровищем, и появляется тяжесть. Ты не знаешь, что с ним делать, и, попав в ловушку, держишься за него из последних сил.


В этом образе я увидел универсальность, применимую не только к Калининградской области, но и ко всей России. Желание выкопать старые мифы, перекроить и присвоить новую историю. Доставать из прошлого всё новые и новые пустышки, которые видятся ценностью, а при ближайшем рассмотрении оказываются огромными, пустыми, неуклюжими формами, которые и бросить сложно, и удержать невозможно.


Из этой аналогии появляется название работы. Замок Лохштедт — бывшее хранилище янтаря, принадлежавшее Тевтонскому ордену, от которого на сегодняшний день остались одни руины. Однако этими руинами и казематами интересуются чёрные копатели янтаря. Супремус — высшая универсальная форма.







Седьмая дипломная выставка студентов Московской школы фотографии и мультимедиа им. А. Родченко «Постфактум» работает по 19 июня в выставочном центре «Рабочий и колхозница».

Теги

Похожие материалы

  • Портфолио: Зина Илюхина

    В сегодняшнем выпуске «Портфолио» — московский фотограф Зина Илюхина, которая любит документальное кино и снимает русскую глубинку. — Пять лет назад в шкафу у будущего мужа я наткнулась на коробку с фотоаппаратом. Оказалось, он лежит...

  • Участники инсталляции Спенсера Туника — о том, каково быть частью обнажённой толпы

    Больше 3 тысяч человек обнажились для участия в проекте американского фотографа Спенсера Туника «Море Халл». Bird In Flight публикует рассказы участников фотосессии. Массовая нагота — основа перформансов нью-йоркского фотографа Спенсера...

  • Отдать сыновний долг: Отношения сына и умирающей матери в серии Марии Слепковой

    Фотограф из Санкт-Петербурга Мария Слепкова четыре года наблюдала за тем, как её отец заботился о своей медленно умирающей матери. В 2010 году моя бабушка сломала шейку бедра (часть тазобедренного сустава. — Прим. ред.). Среди пожилых...

  • Гордость и переохлаждение: 0,1% Исландии в портретах

    Поддерживать свою футбольную сборную на европейский чемпионат во Францию приехали 10 % из 320 тысяч жителей Исландии. Наверняка среди них есть и герои проекта Варвары Лозенко — она сняла 320 портретов, каждого тысячного исландца. Варвара...

  • Телефонный маньяк: Пьеро Перкоко

    Итальянский фотограф Пьеро Перкоко снимает на телефон утомлённых солнцем на пляжах Апулии. — Я занялся фотографией случайно. После двух лет, проведённых в сельскохозяйственном институте в Италии, я понял, что это не моё, и забросил учёбу....